Тайна города "М". Глава 1


Получив заманчивое деловое предложение, Григорий приезжает в глубинку. Странный город, странные обитатели, странные правила. Что за тайна скрывается за ними?

Он вернулся поздно, а вернее, уже под утро, нарушив мой чуткий сон щелчком замка. Лежа на узкой тахте, по уши зарывшись в одеяло, я слышал, как полетели, ударившись в стену, сброшенные ботинки, тихие ругательства и скрип половиц.


— Что-то случилось? – со сна, голос мой сипел.


Алекс прошел в комнату нетвердой походкой, не зажигая света.


— Спи.


Рука нашарила выключатель, зажигая бра, и тут же в лицо мне полетел рюкзак, только отменная реакция и спасла нос.


— Погаси!


Я беспрекословно подчинился, успев, однако, заметить кровь на его лице и порезы на коже куртки. Оставляя постояльца в догадках, Алекс ушел в душ. Вода лилась не один час. Или это время сыграло со мной шутку?


Радушный хозяин, приютивший под своей крышей – приятель приятеля, оказался с тараканами в голове. Первое время я страдал от его причуд и несносного характера, но поскольку деваться от них было некуда, со временем притерся, изучил, приспособился.


Я еще слышал, как Алекс вышел из ванной и завалился на диван, ворча, сражаясь с одеялом, а потом сознание снова поглотил Морфей.


Кофе, сигарета и ноутбук – так начиналось мое утро, так заканчивался день. У меня много работы, но сегодня я не мог сосредоточиться — все мысли были об Алексе. Я не мог забыть кровь на его лице. Чужую, потому как ран поутру на теле у того не обнаружилось. Его взгляд, полоснувший, точно нож, спрятанный в высоком шнурованном ботинке.


— Я ушел, — бросил он через плечо, утруждая себя отчетом перед постояльцем. Я привычно кивнул, пряча под столом обутые в кроссовки ноги. Как только за Алексом захлопнулась дверь, я закрыл крышку ноутбука и, выждав немного, последовал за ним. Я хотел узнать, что тот скрывает за странными правилами: ложиться в одиннадцать, не включать в обозначенные им часы телевизор, никогда не снимать телефонную трубку, не открывать входную дверь, даже ему, и множество других — список висел над моей кроватью и на кухне – не забудешь.


Выскочив на улицу, я еще успел заметить, как он свернул за угол, и поспешил следом… на чем слежка и закончилась. Мне осталось лишь проводить взглядом черный джип, притормозивший у тротуара, чтобы поглотить и увезти Алекса. Но зато, мне посчастливилось запомнить номера, которыми я и занялся по возвращении. Нет, я не хакер, отнюдь, но тоже кое-что умею. А городок тут маленький, тихий. Или, вернее, мне так только казалось… Когда я установил принадлежность джипа, по позвоночнику скользнул холодок. Об этом человеке ходило множество слухов, невероятных и ужасных, а еще, говорили, что этот город принадлежит ему с потрохами.


Изучив все, что смог нарыть, к сожалению, в большинстве своем, непроверенные слухи и сомнительные факты, я удалил из памяти компа все следы своих поисков. Завалившись на тахту, любезно выделенную хозяином, прокручивая в уме факты, я пытался нащупать связь между ними и Алексом, а также дурацкими правилами. Казалось, вот сейчас, еще немного, и я ухвачу хвостик этого клубка, когда в дверь позвонились. Едва не подскочив и, заметив, что уже стемнело, я бросил быстрый взгляд на лампу, вспоминая, что я не включал свет. Хорошо. Но вообще, внимательнее надо быть... Звонок повторился, но я не двинулся с места, четко помня третий пункт правил, а еще... смешно сказать, но было немного стремно после упоминания обескровленных трупов, черной магии и бесследно пропавших жителей. После третьего звонка на время все стихло, но расслабиться я не успел — поскребли в стекло и послышался голос приятеля, устроившего меня сюда.


— Гриш... Гриша, это я, Серый. Разговор есть, открой.


Чтобы удостовериться в личности позднего визитера, я подошел к окну.


— Не могу, ты же знаешь, — напомнил я о правилах, которые были Серому хорошо известны.


По лицу приятеля скользнуло странное выражение. Или это свет от фонаря нарисовал гримасу?


— Тогда сам выйди. Это очень важно, — заверил тот.


Вот только снедало меня какое-то нехорошее чувство, или скорее предчувствие, точно приклеив мои стопы к полу. Снова промелькнул в мозгу и ускользнул хвостик клубка.


— Ты хоть понимаешь, как я рискую, торча под ЕГО окнами? – прошипел поздний визитер, давя на совесть.


— Ну, иди к двери.


Через минуту в нее сильно ломанулись, едва не порвав цепочку.


— Говори.


— Уезжай, — сказал Серый, просовывая в щель пальцы и сжимая край двери, словно хотел попытаться ее одолеть. – Бросай все и вали из нашего городишка. Пока ты остаешься здесь, в этом доме, ты в опасности, — рука исчезла. – Прощай.


Последнее слово поразило, словно пуля, и, скинув цепочку, я выскочил на лестничную клетку. Вот только Серого простыл и след — он и правда, не хотел задерживаться ни на секунду. Встреча оставила горький осадок, и с губ моих сорвался тяжкий вздох. Какого хрена тут творится?!


— Ты чего дверь расхлебянил?


Я вздрогнул, инстинктивно попытавшись ее закрыть, но крепкая рука Алекса втолкнула меня в прихожую, освобождая проем.


— Чего не спишь?


— Заработался, — выдал я почти правду, а потому без фальши.


Ботинки по обыкновению ударились о стену:


— У нас пожрать есть что-нибудь?


— Да.


Не дожидаясь, пока пошлют, я прошел в темную кухню, разогрев в микроволновке вчерашний ужин. Пока Алекс поглощал пищу, почему-то, глядя на это действо, именно такое словосочетание приходило на ум, я закурил. Едва не поперхнувшись дымом, почувствовав на себе испытывающий взгляд.


— Так что ты делал на лестнице? – спросил Алекс, отодвигая пустую тару.


— Серый заходил, — как можно непринужденнее бросил я, не придумав, что соврать, ведь благодетель мой оказался весьма чувствителен ко лжи.


Я буквально кожей почувствовал агрессию, еще до того, как она выплеснулась наружу.


— Что?! – чашка из-под кофе ухнула на пол, разлетевшись вдребезги. – Ты его в дом пустил?


— Конечно, нет, — отцепил я пальцы парня, взявшие меня за грудки. – Я же помню правила…


— Молодец, — снова примостился тот на табурет, а я принялся собирать белеющие осколки.


— Вы что, поссорились?


— Поссорились? – в голосе Алекса послышались громкие рычащие нотки, пальцы стиснули край столешницы. – Этот выродок переметнулся! Увижу – прикончу суку!


— Ауч… — по-детски засунул я палец в рот.


— Ты чего там?


— Порезался.


— Рр-р… — Алекс выскочил из кухни, со злостью, от которой задрожало стекло фрамуги, хлопнув дверью.


Как бы парадоксально это не звучало, но Алекс не переносил вида крови.


Однако мозаика начала складываться. Значит, конечный результат – лишь дело времени. Вопрос в том, хочу ли я узнать правду?


В ванной зашумела вода и, залепив ранку пластырем, я поспешил лечь, чтобы успеть до того, как хозяин выйдет. Честно сказать, он всегда немного пугал меня, но сейчас, было реально страшно. И подумалось, может, действительно, собрать вещички и валить в родной город, пока не поздно? Я уже почти задремал, обдумывая этот заманчивый вариант, когда послышались тихие, крадущиеся шаги, замершие возле тахты. И по спине пополз холодок – Алекса я успел изучить, и такое поведение, во всяком случае, в собственном доме, было ему не свойственно. Притворяясь спящим, я подобрался, не зная, чего ожидать. Но через минуту шаги начали удаляться и окончательно смолкли у дивана Алекса.


На следующий день, когда хозяин квартиры ушел по своим делам, я покидал вещи в большую спортивную сумку и, оставив на столе диски с предоставленными мне программами и наработками, которые успел сделать, отправился на автобусную остановку. На душе было гаденько, но с визита Серого ночью, его совет: «Уезжай» занозой сидел в голове, и смутное чувство, сродни беспокойству, подпевало ему в голос.


У поребрика затормозило дорогое авто, и блондинистый водитель как-то хищно улыбнулся:


— Подвезти? – поинтересовался он.


— Спасибо, я на автобусе.


— Он не придет. Сломался в паре километров отсюда. Садись.


Настойчивость незнакомца показалась мне подозрительной и, качая головой, я сделал пару шагов назад. Упершись спиной в чью-то тушу.


— Садись, тебе говорят, — посоветовал грубый голос, и чье-то горячее дыхание опалило шею. – Хуже будет.


Но я, конечно, не послушался. Вывернувшись из-под рук громилы, попытавшихся меня поймать. Утренние улицы городка оставались пусты, и ждать подмоги было неоткуда. Бежать, впрочем, тоже некуда. И, скинув с плеча сумку, я занял боевую стойку айкидо, которым занимался когда-то очень уже давно. Незнакомец за рулем засмеялся и кивнул подельнику. Тот сделал шаг навстречу… и вдруг исчез, в тот же момент сильные лапищи обвили меня поперек тела, прижимая руки к бокам, не позволяя дернуться. Как он это сделал? Черт его знает…


— Нет! – упирался я ногами, протестуя против попыток затолкать меня в машину.


И вдруг здоровяк замер.


— Лапы от чужого убрал, — послышался ледяной, до боли знакомый голос. – На ремни порву, тварь.


— Алекс, осторожно!


Водила резко распахнул дверцу, намереваясь ударить ею неожиданного спасителя, но тот отскочил, и в грудь блондина врезался шнурованный ботинок, выбив из легких воздух и заставляя зайтись кашлем.


Уворачиваясь от громилы, Алекс велел:


— Беги домой. Немедленно.


И я, конечно, побежал, но не потому, что до смерти испугался похитителей, скорее взгляда Алекса, которым он наградил беглеца.


— Ну, и как это называется? – тихо, но оттого не менее угрожающе потребовал ответа Алекс, вернувшись и швырнув в меня моей же сумкой, брошенной на остановке.


Я едва сподобился ее поймать, прижимая к себе:


— Полегче, там же ноут!


— Расслабься, если что, хозяин новый купит. Если конечно, не узнает, что ты слинять решил, не закончив заказ…


— А если и узнает? – с вызовом бросил я, всеми силами пытаясь показать, что не боюсь, хотя душа ушла в пятки.


Алекс нарочито медленно приблизился, играя на нервах собеседника, и вдруг, сбросив сумку на пол, повалил меня на диван, вдавливая всем своим весом. Его сузившиеся глаза обдавали могильным холодом.


— Вот тогда, тебя никто и никогда не найдет, и прежде чем отправиться на небеса, ты успеешь позавидовать мертвым. Понятно?!


И снова в памяти вспыхнули строчки вырезок из газет и ужасные снимки якобы жертв хозяина города. Впрочем, почему якобы? Сейчас, после доверительно-устрашающего рычания Алекса, я готов был поверить, что СМИ не слишком и преувеличивают.


— Но он ведь не узнает, правда? Если ты не скажешь, — я вымучил из себя улыбку, глядя прямо в глаза.


Парень глянул на меня и вдруг склонился ниже, словно обнюхивая.


— А где гарантия, что ты не повторишь эту глупость снова?


— Я дам тебе слово.


Алекс фыркнул:


— Грош цена словам человеческим.


— Ну, тогда свяжи меня! – обиженный подобным недоверием, выпалил я, вырываясь и сталкивая с себя его тяжелую тушу. Сел в углу, демонстрируя оскорбленную невинность.


Конечно, я сразу пожалел о сказанном. Губы парня раздвинула хищная улыбка:


— А это мысль.


Он ушел в маленькую каморку, в которой временами закрывался на ночь, чтобы поработать, и вернулся с… цепью. Самой настоящей, толстой, металлической.


— Ты спятил?! – вскричал я, поджимая ноги. – Это шутка была!


Алекс ухмыльнулся:


— У меня нет чувства юмора, ты не заметил? — поймав за ногу, он дернул на себя и защелкнул один из браслетов на моей щиколотке. Второй конец защелкнулся на ножке массивного комода.


Достал из сумки ноут и включил в розетку питание.


— Вроде фурычит, — сказал он, когда экран засветился. – Работай, — бросил он на кровать диски. – Босс желает на днях увидеть предварительные результаты. Вернусь – покормлю.


Оставшись один, я повалился обратно на постель. Вот же попал… Надо было поскорее заканчивать работу и валить из этого странного городка. «Если, конечно, позволят» — промелькнула пугающая мысль.


О какой работе после всего, что случилось, могла идти речь? И все же, я попытался сосредоточиться на деле, боясь вызвать недовольство «босса». Но получалось плохо, мозг отказывался думать о скриптах и расчетах, он хотел понять, что же, черт возьми, происходит. И я впервые нарушил правила, включив в запрещенное время телевизор, по которому шли местные новости. Диктор, сверкая неестественно длинными клыками, призывал обитателей городка к осторожности, напоминая про комендантский час, введенный Хозяином в связи с участившимися похищениями и смертями, ответственность за которые приписывалась клану Альберта Клыка. Я даже подумал, что сплю, но фотографии растерзанных и обескровленных жертв, обнаруженных утром, отрезвили меня. Как знать, возможно, если бы не Алекс, я мог оказаться в числе этих несчастных…


Да что же тут происходит?!


Выключив «ящик», я вернул пульт на место и закутался в одеяло. Страшная догадка скреблась в сознание, но рациональная часть меня отказывалась ее принять. Бред, какие вампиры, да еще тут, в России?! Однако это многое бы объяснило. В том числе и дурацкие правила, часть которых была призвана по возможности обезопасить пребывание гостя в этом городе, а другая – сохранить от него в секрете местные тайны.


Нет, ну его нафиг… Скорее закончить дело и валить.


Вернулся Алекс вечером, снова чем-то раздраженный. Плюхнувшись рядом, положил на плечо руку, очевидно, считая, что имеет полное право вести себя столь фамильярно.


— Ну, как дела?


— На днях закончу макет, — сказал я, выскальзывая из-под руки.


Так я попал в «рабство», освобождаясь от цепи лишь для похода в сортир и на кухню. Иногда, когда хозяин квартиры засыпал, я рассматривал его мужественно красивое лицо и думал о том, кто он такой на самом деле: человек или?.. Чем больше я смотрел местные новости, тем страшнее мне становилось, и я невольно напрягался, когда тот склонялся ко мне.


Через четыре дня я, наконец, закончил макет. О чем и сообщил Алексу по его возвращении.


— Собирайся, — велел он, доставая мобильник. – Хозяин уже заждался.


Обронив неизвестному собеседнику лишь пару коротких фраз, вывел пленника на улицу и, почти тут же, у парадной притормозил черный джип. Буквально запихнув меня, застывшего в нерешительности, в темный салон, Алекс нырнул следом. Заметив мое напряжение, усмехнулся:


— Да не боись, не съест он тебя.


Вот спасибо, успокоил. Но я, конечно, ничего не сказал, изобразив смущенную улыбку. Глянул на часы.


— А это ничего, что мы так поздно?


— Не волнуйся, у хозяина все равно бессонница.


Добрались быстро. В плену навязанных книгами и фильмами стереотипов, я ожидал увидеть старинный особняк с высоким забором, но машина затормозила у вполне современного, хотя и не лишенного эстетической красоты пятиэтажного здания. И, опять же вопреки ожиданиям, лифт вознес нас на самый верхний этаж.


— Сделай мордочку попроще, — посоветовал Алекс, бросив на спутника быстрый короткий взгляд. И постучал в одну из дверей. – Константин Сергеевич, это мы.


И, только доложив, открыл дверь, пропуская меня вперед.


— Добрый вечер, — выдавил я, уже после находя взглядом хозяина уютной гостиной, выдержанной в приятных глазу зеленых тонах.


— Скорее ночь, — с легкой усмешкой заметил не молодой, но довольно обаятельный черноволосый мужчина, делая приглашающий жест. – Присаживайтесь.


Алекс, словно невзначай, толкнул меня плечом, и мы дружно приземлились на диванчик визави к хозяину. Тот хлопнул в ладоши, и миленькая горничная, не тянущая на совершеннолетнюю, подала на стол легкое вино, фрукты и шоколад. Один молчаливый жест, и Алекс уже поднялся, чтобы открыть пузатую бутылку и разлить по бокалам бордовый напиток.


— Я наслышан о вас, молодой человек. И мне бы очень не хотелось разочароваться.


С губ Константина Сергеевича не сходила улыбка, но, в силу ли сложившихся обстоятельств, или так было на самом деле, я прочитал в его словах не угрозу, но предостережение. И поспешил заверить:


— Я буду стараться.


— Верю, — он лично протянул мне бокал. – Ну, за знакомство?!


Чисто символически чокнувшись, мы пригубили восхитительного по букету, старинного вина. И, поставив пустой бокал, Алекс достал из сумки ноутбук, располагая так, чтобы заказчику было удобно смотреть, а исполнителю демонстрировать. Жест, понятный без слов. И я придвинулся ближе, открывая программу и разворачивая трехмерную панораму.



© Захарова И.Ю. 2014


Просмотров: 2

Мы в соцсетях

  • Black Vkontakte Иконка

Балашова Е.С., Захарова И.Ю. © 2018 — 2020