Тайна города "М". Глава 3


Получив заманчивое деловое предложение, Григорий приезжает в глубинку. Странный город, странные обитатели, странные правила. Что за тайна скрывается за ними?

— Люди… Столько веков, а они так и не научились благодарно принимать дары жизни, — вздохнул совсем рядом знакомый голос. Я хотел посмотреть, но не смог поднять свинцовых век. — Не переживай, он скоро восстановится. Ну а уж душевные раны лечить тебе, а я помогу советом, в случае чего.


— Спасибо, Константин Сергеевич, — голос Алекса был непривычно тих.


— Брось, я ведь и сам прошел через это в свое время. Кроме того, я его хозяин. Когда он оправится, привези мальчика ко мне, я поведаю ему о тонкостях нашего бытия.


— Обязательно.


Оборотень проводил гостя и, наконец, заметил слабое движение, когда я попытался подняться.


— А, очнулся. Лежи, — его рука мягко, но настойчиво уложила меня обратно на тахту. — У тебя еще кожа не наросла, и глаза не восстановились.


Приговор звучал довольно жутко, и хотелось заплакать, но я не мог, пока не восстановился соответствующий орган. А еще сдохнуть, но открывшиеся обстоятельства сводили надежду на нет.


— Зачем? — тихо и устало спросил я, прекрасно понимая, кто спас меня, вырвав прямиком из ада.


— Глупый вопрос.


А на подобные вопросы Алекс отвечать не любил. Поправив простынку, которой было накрыто мое пострадавшее тело, он приподнял мне голову и, прежде чем я успел стиснуть зубы, влил в рот крови, заставив проглотить. Я закашлялся. Мягко вытерев мои губы, оборотень погладил подопечного по волосам.


— Не хочу быть трупом…


— Ты не труп, — мягко, но твердо оборвал меня Алекс. — Просто твое тело перешло на иной, новый уровень существования, у которого, согласись, есть свои плюсы.


Я не ответил, демонстративно отвернув голову.


— Ну, вот что тебя больше всего напрягает в нем, необходимость пить человеческую кровь? — не унимался оппонент. — Так ведь для этого не надо охотиться и кусать. В этом городе существует банк крови, куда местные люди регулярно сдают кровь. Заметь, добровольно. Ну, ведь рай просто, где наши расы могут сосуществовать.


Да, и таким его сделал Хозяин сто лет тому назад. Мне никто не говорил об этом, но я все равно знал, очевидно, получив часть воспоминаний через укус Константина Сергеевича. А до его прихода, городом заправлял клан Альберта Клыка… Уж не отсюда ли растут ноги у его ненависти к Хозяину?


— Ну, молчи…


Алекс поднялся и, подхватив кожанку, вышел в прихожую, после чего хлопнула входная дверь.


К утру у меня открылись глаза, и я с удивлением обнаружил, что восстановились не только они, но и идеальное зрение, потерянное еще несколько лет назад. Попробовал встать, чтобы дойти до холодильника, но обнаружил, что снова сижу на цепи. Впрочем, вполне ожидаемый ход… Так что все, что мне оставалось, это лежать, пялясь в потолок, и думать. О том, что, несмотря на необратимые изменения в моем теле, я все еще оставался самим собой, я не изменился. О словах Алекса и о том, что вряд ли я отважусь еще раз пройти через смерть, слишком ужасно и больно… И тихо презирал себя за малодушие.


Алекс вернулся к обеду. Накормив меня супом, придирчиво осмотрел, очевидно, выискивая наличие не восстановившихся частей и участков моего тела. Сняв цепь, кинул мне одежду.


— Собирайся, Хозяин ознакомился с окончательным макетом, и хочет тебя видеть.


Быстро натянув одежду, испытав какое-то наслаждение от соприкосновения бледной кожи с тканью, я бросил недоверчивый взгляд на окно, даже через плотные черные шторы чувствуя, какое яркое за ним солнце.


— Что такое? Неделю назад перспектива тебя не пугала… — голос оборотня сочился ядовитым сарказмом. И его можно было понять, ведь я подвел его. — Да не боись, из парадной сразу в салон нырнешь.


Но и в салоне с затемненными стеклами находиться оказалось тяжело. От нагретого железа, воздух тоже нагрелся, и кожа точно горела, только без боли. Дышать было очень трудно. Забавно, а я думал, что раз сердце вампиров не бьется — они не дышат.


Наконец, автомобиль нырнул в подземный гараж, и стало легче.


Заметив состояние гостя, Хозяин печально улыбнулся уголками губ и успокоил:


— Не волнуйся, эта чувствительность со временем ослабнет, — сделал короткий жест, предлагая сесть. А потом кивнул Алексу. — Оставь нас ненадолго.


И оборотень послушно удалился, оставляя новообращенного наедине с его хозяином. Который тихо вздохнул, разлив по бокалам красную жидкость и вложив один из них мне в руку, не отпуская, пока я не принял дар.


— Послушай, я прекрасно понимаю, что ты чувствуешь сейчас. Мало кто из нас мечтал стать проклятой тварью… — мужчина говорил прямо, как есть. — Но жизнь продолжается, и к подобному существованию тоже можно привыкнуть и найти в нем свои положительные стороны, — он неожиданно коснулся пальцами моей щеки, мягко погладив. — Знаю, тебе сейчас трудно в это поверить… Давай заключим с тобой договор?


— Какой договор? — напрягся я, не подозревая Хозяина в злом умысле, но и не горя желанием связывать себя какими-либо обещаниями.


— Видишь ли, Григорий. Я очень благодарен тебе за отличную работу, но мне бы хотелось, чтобы ты оставался под рукой, пока проект воплощают в жизнь и вплоть до запуска системы. Ну, мало ли какие нюансы или вопросы возникнут… Это займет примерно месяц. А ты в это время попробуешь новую жизнь, что говорится, на вкус. Со своей стороны пообещаю, что если по истечении срока ты все еще будешь гореть желанием расстаться со своим существованием, я лично загоню тебе кол в сердце. Быстро и почти безболезненно, в отличие от солнца.


Я вздрогнул, вспоминая, как плавилась кожа, а лучи въедались в плоть, и посмотрел на Хозяина.


— Вы правда сделаете это, если я попрошу?


Константин Сергеевич утвердительно кивнул:


— Мне будет жаль, мальчик, но я освобожу тебя от этого бремени, если нести его окажется слишком тяжело. Ну что, договорились? — поднял он свой бокал.


Я помедлил лишь мгновение:


— Договорились.


Мы пригубили напиток, который неожиданно оказался всего лишь изысканным вином, и мужчина улыбнулся.


— Вы с Алексом останетесь у меня на некоторое время. Во-первых, я познакомлю тебя с правилами нашего бытия, а во-вторых, тут безопаснее.


Я невольно содрогнулся, вспоминая свое пленение, которое сделало меня иным существом, и согласно кивнул. И дурак бы понял, что этот Альберт не остановится и сделает все, чтобы помешать осуществлению планов Хозяина города. Вопрос: сдастся ли Альберт Клык, после того, как купола будут установлены? О чем я и осмелился заметить вслух, высказав свои опасения.


Константин Сергеевич усмехнулся, демонстрируя клыки:


— Предлагаешь ликвидировать угрозу раз и навсегда?


— Разве это не было бы разумным решением? — ушел я от прямого ответа, опуская взгляд, ведь речь шла об убийстве. Так ли я не изменился? А может, она только дремлет во мне, кровожадная тварь, дожидаясь своего часа?


Моей щеки снова коснулась холодная рука, и я вздрогнул, посмотрев в серьезное и даже обеспокоенное лицо собеседника. И ища повод этому, пробежался языком по зубам, сразу почувствовав, насколько удлинились клыки.


— Успокойся, Григорий, — мягко сказал Хозяин. — Мы решим эту проблему в свое время. А для тебя сейчас самое главное научиться контролировать свою сущность.


— Дышать глубже? — съязвил я, не скрывая горечи.


Но тот засмеялся:


— Не без этого. Когда малыш начинает свой путь в этом мире, он совершает много ненужных телодвижений, набивает шишки и совершает ошибки. Но чем больше он познает мир и возможности собственного тела, тем лучше их контролирует. Вот так и ты сейчас. Ты должен познать свою новую сущность, и тогда у тебя не будет проблем с ее контролем. Рассмотрим, к примеру, данную ситуацию. Что тебя так взволновало? Ты жаждал смерти врага?


Жаждал. Слово-то какое… вампирское. Хотел ли я этого убийства, увидеть, как сдохнет тот, кто сломал мне жизнь? Его искаженное лицо. Пнуть ногой его прах…


— Нет.


— Тогда что ты испытал в тот момент?


— Я… испугался.


— Чего же?


— Новой сущности, — признался я.


Мужчина чему-то улыбнулся и налил еще вина.


— Это нормально. Просто запомни раз и навсегда, мальчик: сущность, несомненно, будет влиять на тебя. Но только ты решаешь, будет она управлять тобой или ты будешь управлять ею. Пока ты в моем доме, не отталкивай ее, позволь себе узнать поближе преимущества и недостатки нового бытия.


Не было ни слова, ни жеста, но дверь открылась, и в помещение скользнул Алекс в сопровождении юной горничной Хозяина.


— Мари, покажи гостям их комнату.


— Да, Хозяин.


Я долго смотрел девочке вслед, пытаясь угадать, к какой расе она принадлежит, но потом плюнул и спросил прямо, вампир ли она.


Та прыснула в кулачок, но под суровым взглядом оборотня сдержала смех и мило улыбнулась:


— Нет, я человек, но мечтаю им стать, однажды. Хозяин обещал, что если я еще буду этого хотеть к тому времени, как у меня на лице прорежется первая морщинка, он обратит меня.


— Вот как…


Хм. Интересно, сколько еще подобных обещаний хранит этот человек в своей памяти? А может, записывает в специальную толстую тетрадь? И что это: мудрость, накопленная за прожитые века, или средство манипуляции окружающими? Делает он это по доброте душевной или же как Дьявол покупает души, верность своих людей и их таланты?


— А тебе он тоже давал какое-нибудь обещание? — спросил я Алекса, когда мы остались одни в небольшой, но уютной комнате с двумя узкими кроватями и зашторенным окном.


— А почему ты спрашиваешь? — ответил тот вопросом на вопрос, затопив камин, занимавший половину стены.


Я и не заметил, что в помещении холодно. Наверное от того, что теперь внутри меня поселился вечный холод, ведь мертвая кровь не греет… Двоякое качество, если подумать.


— Просто интересно, насколько им можно верить, — непринужденно передернул я плечами.


— На сто процентов, — уверенно заявил Алекс. Его глаза вдруг сощурились и, прежде чем я успел опомниться, он опрокинул меня на ближайшую кровать, вдавливая в матрас. — Что он пообещал тебе?


— А тебе?


Оборотень зарычал. Но я спокойно смотрел в его сузившиеся глаза. А что мне? Убить не убьет, покалечит — зарастет… Да, у этого существования действительно имелись свои неоспоримые плюсы.


Алекс порывисто поднялся, отворачиваясь:


— Не отвечай. Я догадываюсь. Проснется жажда, кровь в холодильнике, — и, накинув куртку, выскочил за дверь, оставляя меня одного.


А вернулся только глубокой ночью, если, конечно, это была ночь. Здание Хозяина защищало обитателей от воздействий светила, и я мог судить о времени суток лишь по собственным ощущениям и часам, которые сейчас тонули во тьме. Не желая разговаривать, я притворился спящим, прислушиваясь к тому, как оборотень раздевается. Почувствовав, как он склонился надо мной, я напрягся, но его рука лишь невесомо скользнула по моим волосам. При вздохе, горячее дыхание опалило щеку.


— Понимаю, мы для тебя только монстры. Но, знаешь, у нас тоже есть душа, и мы умеем чувствовать. Знай это.


И я послушно кивнул, догадываясь, что мое притворство разоблачено. Я все прекрасно знал. Алекс только не мог понять одного, что я хочу сам выбирать, как мне жить и самостоятельно творить свою судьбу. Что если выберу жизнь и решу остаться здесь, я сделаю это сам.


Проснулся я от жажды, но вставать и бежать к холодильнику не торопился, решив проверить, сколько я смогу терпеть этот недостаток нового бытия. Нет, доводить себя до голодной комы или помешательства рассудка, я не собирался, но все же, знать свой предел никогда не вредно.


А потом за мной прислал Хозяин, и мы отправились инспектировать проект. За пределами стен здания царила ночь, и я смог вдохнуть свежего воздуха и полюбоваться на небо, не боясь сгореть. Да, я больше не мог смотреть на солнце, во всяком случае, без куполов, но у небес оставались еще луна и звезды.


Уйдя с головой в рабочий процесс, я вспомнил о голоде только утром, почувствовав, как удлинились клыки. Смущенно улыбнувшись заметившему это оборотню, поспешил к холодильнику, чтобы осушить приготовленный для меня напиток.


Обозначенное контрактом с Хозяином время потекло день за днем. Я узнавал свою сущность и учился над ней доминировать, и чем лучше мне это давалось, тем меньший дискомфорт я испытывал. Постепенно, я втягивался в жизнь города, ранее проходящую мимо меня, и убеждался, что монстры — такие же люди.


Подходил к концу второй этап работ.


Что-то разбудило меня в еще не поздний час, и я сел на постели, пытаясь разобраться в охвативших ощущениях. Понять причину неясного пока беспокойства, как давно забытое воспоминание, скребущееся в память.


— Что ты? — сонно спросил Алекс, чей чуткий сон был потревожен тихим скрипом пружин.


И я вдруг выдохнул, и сам осознавая в процессе:


— Альберт.


— Что? — оборотень вскочил, и из груди его исторглось утробное рычание.


— Альберт Клык здесь, — повторил я, обхватывая себя руками. Откуда мне было это известно? Да черт его знает. Но знал совершенно точно, и Алекс верил мне, быстро одеваясь.


Я последовал его примеру, и тут раздался взрыв.


— Скорее!


Мы выскочили в коридор, где уже собирались взволнованные обитатели дома во главе с Хозяином, застегивающимся на ходу. Похоже, его тоже подняли с постели.


— Альберт взорвал подстанцию куполов, — сообщил я.


— И на этом не остановится, — предупредил тот. — Приготовьтесь. Людям немедленно спуститься в убежище. Остальным раздать оружие. Бить на поражение — это война.


Я потеряно смотрел, как быстро и слажено действуют окружающие, словно для них подобная ситуация была не впервой. Впрочем, для большинства собравшихся, вполне, так оно все и обстояло. Я поймал брошенный на меня Алексом взгляд, в котором читалась тревога, и почувствовал, как на плечо мне опустилась сухая сильная ладонь.


— Не волнуйся, я присмотрю за мальчиком, — пообещал Хозяин и, кивнув, оборотень поспешил вниз по лестнице.


Признаться, сперва меня раздражало подобное обращение, но потом я привык и смирился. Да и кто молодой человек для шестисотлетнего вампира, как не дитя?


— А мы разве не поможем остальным?


— Нет. Но нам найдется не менее ответственная миссия. Кто-то должен охранять то, зачем они пришли сюда.


Я понимающе кивнул, в конце концов, на стороне врага тоже могли находиться не только вампиры. Опять же, Серый был вхож в этот дом раньше, и ему не требовалось приглашение, чтобы войти.


Мы прошли коридором до помещения, где хранились материалы, приборы и все необходимое для проекта под кодовым названием «Купола», а вместе с ним и надежда для обитателей города обрести равные права и свободу.


— Константин Сергеевич… — неуверенно начал я, когда мы расположились в удобных мягких креслах, впрочем, не выпуская из рук оружия. — Вы знали, что я в итоге изменю свое решение, да?


Мужчина по-доброму усмехнулся:


— Так ты передумал умирать? — уточнил он. Передернул плечами. — Человек такое существо, которое способно привыкнуть ко всему и в любом существовании найти свои приятные стороны. Все, что ему требуется — время, чтобы новое стало нормой.


Я кивнул, соглашаясь, и отвел взгляд:


— Скажите, а можно перенести срок моего решения. Я еще столько не знаю о своей сущности и вашей… нашей жизни.


Вампир отечески потрепал меня по щеке, смеясь:


— Хоть на целую вечность, мальчик.


Тихий смех, в контраст громогласным аплодисментам, разбил тишину:


— Какая трогательная сцена, — усмехнулся Альберт Клык, грациозно спрыгивая с подоконника. — Ты называешь мальчиками всех, кого обращаешь с целью приблизить к себе?


Я вскочил, крепче сжимая врученную мне Алексом пушку, и направил дуло на не состоявшегося хозяина. Впрочем, не удостоившись и доли внимания вампира, которое всецело занимал мужчина, что продолжал невозмутимо сидеть в кресле.


— Ревнуешь? — вернул Хозяин усмешку. — А ведь мог бы и сейчас быть моей правой рукой и возлюбленным другом. Но власть вскружила тебе голову, толкая на предательство.


— Ты предал первым. Нашу расу, заключив договор с пищей, — резко возразил Альберт.


Константин Сергеевич хмыкнул:


— Говоришь так, будто сам никогда не был едой. Или забыл, как я вкусил твоей крови на той памятной охоте? И ты трепетал в моих руках, умоляя сохранить жизнь.


— Да. Но ты забрал ее, и я переродился в иную сущность, которую принял, и отринул свое человеческое прошлое. Но хватит об этом. Я пришел, чтобы раз и навсегда решить судьбу этого города.


Шпага, что висела на поясе франта, вылетела из ножен. Последовал подлый выпад, ведь противник не то что вынуть собственную шпагу не успел, но и подняться из кресла. Я снова прицелился, но успел заметить, как Хозяин качнул головой. Когда тот туманом утек из-под удара, материализуясь уже посередине комнаты, у меня отвисла челюсть. А я думал, что уж перевоплощения вампиров, точно враки…


Я завороженно следил за этим бесподобным во всех отношениях поединком, оба противника которого веками оттачивали мастерство и не гнушались прибегать к вампирским штучкам. Только вдруг скользнули по спине противные мурашки, и я обернулся. Дуло пистолета уткнулось в грудь Серого, подкравшегося со спины.


— И что дальше, — усмехнулся тот, и не пытаясь уйти с линии выстрела, — убьешь меня?


Дуло дрогнуло, но потом я вспомнил, что бывший приятель предал нашу расу, что благодаря его содействию меня обратили в вампира. И пусть я сейчас не видел в этом столь ужасного, как раньше, все же это было сделано против моей воли. Он предал и Хозяина, этот город, мечтавший о мирном сосуществовании.


— Если потребуется, — твердо сказал я. — Поэтому уходи. Уходи сейчас и больше не попадайся нам на глаза.


— Какой ты великодушный…


Серый медленно сделал несколько шагов назад, показушно подняв вверх руки, а потом вдруг метнулся в сторону. Я повернулся следом, но оказался отброшен к стене ударом ноги в солнечное сплетение и задохнулся, хотя и так почти не дышал.


— Сука… — прохрипел я, медленно разгибаясь и ища рукой пистолет, но мои попытки не увенчались успехом.


— Прости, друг, но исчезнуть придется тебе.


Достав из-за пояса кол, Серый замахнулся. Как там говорится: желания сбываются, если их отпустить? Вот только, как правило, это случается, когда желание уже прошло, передумал. Пока же ты держал, смаковал его… Не в силах двинуться с места, я закрыл глаза.


Раздался глухой вскрик, и я открыл глаза, чтобы увидеть совсем рядом сердитое лицо Алекса.


— Ну, ни на минуту одного нельзя оставить, — проворчал оборотень, только я слышал тихий выдох облегчения.


— Спасибо, — прошептал я, пока у нас было время. Он не ответил, помогая мне подняться и не позволяя оглядываться, пряча от меня тело бывшего друга. И все же отличия имелись — вампиры не обращались в прах.


А вот Альберт отступился от своего слова, скрывшись в уходящей ночи, когда стало ясно, что этот бой он проиграл. Но не закончилась битва, полем которой был и оставался город «М». Битва, которая вряд ли закончится после введения в жизнь проекта «Купола».



© Захарова И.Ю. 2014


Просмотров: 0

Мы на других ресурсах

Ваттпад. Лого для сайта мини.png
  • Black Vkontakte Иконка

Балашова Е.С., Захарова И.Ю. © 2018 — 2020