Как кошка с собакой. Special: Опасная встреча


Артем шел за косулей уже полчаса, выбирая момент, чтобы подобраться на расстояние броска копья, но вот та вскинула голову и бросилась наутек, скрывшись в зарослях. Что вспугнуло животное? Он прислушался, замирая, и вздрогнул, услышав шаги. Человеческие шаги. Сердце отчаянно заколотилось, этой встречи Артем ждал и одновременно боялся. Он не видел себе подобных уже давно, — Виталий не в счет, — но хорошо помнил, что те бывают разными. Об этом ему до конца жизни будет напоминать шрам.

За ветвями кустарника зашевелились тени, чтобы материализоваться в трех крупных мужчин, внешне нисколько не тронутых излучением. Как им это удалось? Неужели где-то есть другой, лучший мир, сохранивший себя и обитателей в том аду, в который превратилась их жизнь?

Потрясенный открытием, Артем прирос стопами к земле, завороженно наблюдая, как незнакомцы, ругаясь на колючий кустарник, выбираются на поляну. Как решительно приближаются.

— Я же говорил, тут кто-то есть, — заметил усатый брюнет, сплюнув на землю вязкую субстанцию, и потянул с плеча обрез.

Разрывая оцепенение, Артем схватил копье, направляя наконечник в сторону опасности.

— Смотри-ка, сучонок намерен сражаться, — недобро улыбнулся его приятель, постарше лет на десять и бритый налысо. Скользнул по Артему взглядом. — Крепкий. Не будь он мутантом, можно было бы захватить с собой.

— Зачем? — не понял приятель.

— Затем.

Третий, длинный с копной рыжих волос, гоготнул:

— А что, с мутантом слабо?

— Брезгую. Все одно же, что псину поиметь.

Артем не совсем понимал, о чем идет речь, а может, не хотел вникать. Он внимательно следил за каждым движением незнакомцев.

— Тогда кончаю его?

Стоило дулу обреза приподняться еще немного, Артем стремительно бросился вбок и наземь. Воспользовавшись природным ландшафтом, прижимая к себе копье, покатился вниз по склону. Вслед раздались выстрелы. Самым верным было затаиться, благо лес рядом — прополз метров пятьдесят, и ты спасен. Однако Артем поднялся и побежал, уводя погоню от временного убежища, где отсыпался после ночной вылазки Виталий. От реки, у берега которой качался их катер.

Голоса преследователей затихали, не тягаться кабанам с волком на едва заметной звериной тропе. Еще немного, и он исчезнет, нырнув в тоннель, от входа в который остался лишь заросший крапивой цементный треугольник. Сделает крюк и вернется к товарищу. А вот место менять придется раньше, чем планировали…

Последний поворот тропы, и он в безопасности. Облегченный вздох перешел в полный досады короткий вой. Едва приземлившись, задержав падение рукой и правильно группируясь, Артем с яростным рычанием направил копье на врага, замеченного краем глаза. Поразив пустоту, вскочил. Не дав незнакомцу опомниться, сделал второй выпад, следуя за сильным потоком воздуха. Шустрый. И снова был опрокинут на землю, сильно ударившись спиной об испещренный корнями асфальт, укрытый многолетним ковром листьев и мха. А ведь ему знаком этот прием... Рука потянула к себе копье, но каблук армейского ботинка надавил на запястье, вынуждая пальцы разжаться.

— Тихо. Тихо, волчонок. Не дергайся, целее будешь.

Артем поднял на говорящего взгляд, разглядывая не молодого уже мужчину, неуловимо отличающегося от преследователей. Может, оттого, что, несмотря на смертоносную технику и покоящееся в кобуре оружие, от него не тянуло смертью? Вдруг повернувшись на бок, ударил незнакомца ногой по колену. От неожиданности мужчина покачнулся, освобождая пленника, и зашипел. Артем вскочил, кинулся вправо, к спасительному лазу, слишком маленькому для взрослого мужчины. Почти достиг его, когда что-то тяжелое ударило в спину, и он упал.

— Что ж ты такой несговорчивый-то?

Все тот же незнакомец склонился над ним, чтобы стянуть руки пленника за спиной собственным ремнем.

— Брось. Он же дикий...

Сапоги его совсем юного спутника остановились рядом.

— У него осознанный взгляд. Кроме того, дикие не стирают одежду и не чистят зубы. Возможно, есть шанс вернуть парнишку, — его перевернули на спину. Цепкие пальцы ухватили Артема за подбородок, заставляя смотреть на двух мужчин. — Человеческую речь понимаешь?

Пленник промолчал, оскалившись в тихом рычании. Он хотел понимать, что происходит. Пусть же незнакомцы общаются между собой свободно.

Молодой покачал головой, точно вынося пленнику приговор, но уступил старшему товарищу:

— Ладно, возьмем с собой на базу. Ниночка разберется, — подумав, добавил: — Или его разберет. На запчасти...

Его подняли на ноги и куда-то поволокли, крепко вцепившись пальцами в плечо. На поляне, где у незнакомцев оказался разбит походный лагерь, усадили на землю рядом с лошадьми. Те прянули ушами, не без оснований почуяв в нем хищника, но остались на месте, хорошо выдрессированные. Порывшись в походном рюкзаке, незнакомец поднес к его губам флягу:

— Пей, не бойся.

Артем симулировал непонимание, чтобы только спустя несколько бесконечных минут сделать осторожный глоток. Вода была чистой и свежей, не то, что в бутылях, которые годами пылились на полках магазинов. И он жадно припал к горлышку, наслаждаясь давно забытыми ощущениями. Мужчина улыбнулся, заверил:

— Ты не бойся нас, малец. Не обидим. Васька, — обратился он к товарищу, — присмотри тут, я попробую след найти. Не испарились же ублюдки бесследно...

Парнишка кивнул, проводив второго долгим взглядом, и подтянул ближе к груди оружие. Лес пугал его. Впервые с момента катастрофы покинул свое укрытие?

— Ну чего вылупился? — спросил Василий, наконец, после того, как Артем минут двадцать изучал его. — Думаешь, как бы до горла добраться? Вот тебе, — точно ребенок продемонстрировал он кукиш и направил на пленника обрез.

Испугал...

Артем демонстративно отвел взгляд и вытянулся, пытаясь устроиться удобнее на жесткой земле. Ему даже удалось задремать ненадолго, но обострившейся за годы инстинкт толкнул изнутри, заставляя резко сесть, подбираясь. Что не спасло Артема от удара сапожищем в плечо, опрокинувшего его обратно на землю.

— А, проснулся, сучонок, — засмеялся бритый, направляя на дикого обрез. — От нас не уйдешь.

И как только умудрились подобраться незамеченными?..

Артем нашел взглядом Василия, сконфуженного и также взятого на мушку. Прозевал или задремал на посту?

— И как же с вами быть? — Бритый, видимо, главный, посмотрел на Василия, кажется, прощупав взглядом каждый сантиметр его стройного тела, дольше задержавшись на смазливой мордашке и крепком заде. — Может, сделать тебя нашей безотказной сучкой? А то скоро зима, ночи длинные, а с бабами сейчас сам знаешь, как...

Горе-сторож дернулся и, рискуя получить пулю, попытался вырваться из цепких лап рыжей гориллы, но его быстро скрутили. Поставили на колени, уткнув лицом в примятую траву.

— Отец убьет тебя, когда узнает… — проскулил Василий под смех подельников бритого, когда в анус ему уперлось, надавливая, дуло винтовки, как намек на ожидающее парня унижение и незавидную участь.

— Возможно, — не стал отрицать бритый. — Только пусть сперва найдет. А там посмотрим, кто кого.

Артем не знал, что за разногласия возникли между двумя группами, да и не хотел знать, неожиданно осознавая, что у них нет ничего общего. Дороги людей, сохранивших в себе прежнюю цивилизацию, и диких, что собирались строить иной, новый мир, разошлись уже очень давно. Пользуясь моментом, он дотянулся связанными за спиной руками до ботинка и достал нож. Начал пилить упрямый жесткий ремень, игнорируя боль от порезов — неудобный хват...

— Что притих, сучонок?

Артем замер, с мрачной решимостью встретив взгляд бритого. И немедленно получил сапогом. Успев отвернуться, спасая лицо, скривился от боли в плече. Нож упал в траву, и искать его сейчас было рискованно.

— Ненавижу мутантов. Мерзкие твари!.. — Бритый снова занес ногу для удара, заставив Артема невольно сжаться в его ожидании, но вдруг передумал. Поднял с земли ржавый кусок арматуры и бросил приятелю. — Серый. Ну-ка сунь в огонь, пускай раскалится. Развлечемся.

От страха на спине затопорщилась шерсть, Артем попытался отползти. Одновременно ища взглядом верное копье, которое воткнул пленитель в землю возле зарослей. Далековато, когда в тебя целятся из огнестрельного оружия…

— Куда? — Огромная пятерня ухватила Артема за больное плечо, заставляя тихо шипеть, и легко вздернула, ставя на колени. Вторая собрала в кулак отросшие волосы. — Посмотри вокруг, звереныш, и хорошенько запомни. Потому что я выжгу твои дерзкие глаза, и остаток своей никчемной жизни ты проведешь во тьме. Пресмыкаясь, точно ползучая тварь, так как я перережу тебе сухожилия.

Наверное, он ожидал от дикого реакции, хотел, чтобы тот просил пощады, но вместо Артема дернулся притихший было Василий:

— Не трогай его, ублюдок! Он же не виноват…

— А то что? — обрывая пленника, засмеялся бритый, отпустив дикого, отступая на миг к костру, чтобы вытащить арматуру из огня. Раскалиться та не успела, но это вряд ли облегчит участь жертвы. И Артем начал отползать. — Хочу услышать, как ты заверещишь. А когда я закончу, вставив этот прут тебе в задницу, — на ходу придумывал он новые измывательства, медленно наступая, — вырву твои клыки. На память.

— Мечтай.

С силой дернув руками, Артем порвал тонкую полоску кожи, что еще удерживала его. Выхватив из костра головню, сунул в растерянную харю подельника бритого, подступившегося, чтобы держать жертву, вырывая крик. Ладони усача закрыли лицо, точно это могло избавить от боли или вернуть опаленным глазам способность видеть. Заревел, бросаясь на обидчика, точно раненый зверь, но Артем, зашипев от боли и дискомфорта, перекатился, уходя в сторону, и толкнул его ногой, отправляя в огонь. Схватив копье, не теряя драгоценных секунд, метнул, вонзая в грудь второго подельника, поднявшего винтовку, и предназначенная ему пуля вспорола землю.

Он завороженно смотрел, как рыжий медленно оседает, увлекая за собой копье, как стекленеют глаза. Сердце колотилось, грудь тяжело вздымалась. Сегодня Артем впервые убил. Не для того, чтобы выжить. Отомстил. Наказал за то, что сделали с ним, и за то, что только собирались.

Раздался выстрел, и боль в многострадальном плече привела Артема в чувство, свалила с ног. Выстрелив в еще копошащегося в кострище приятеля, прервав агонию, бритый направил дуло в грудь Артему.

— Ах ты, сучонок...

Палец лег на курок. Грянул выстрел. И бритый рухнул лицом вниз. За его спиной, сжимая побелевшими пальцами винтовку рыжего, стоял Василий. Он дрожал, определенно убив впервые, но рука его осталась тверда. Несколько минут, они смотрели друг на друга, а потом Василий опустил оружие:

— Уходи. Тебе опасно с нами. Ты ведь понял? — Артем кивнул, более не скрывая, что находится в полном уме и твердой памяти. — Уходи сейчас, пока отец не вернулся.

Еще один кивок. Артем не был уверен, что люди, оставшиеся прежними, поймут его речь, которая в его голове могла звучать совсем иначе, чем на слух. Выдернул из мертвеца верное копье. Рукав рубашки пропитался кровью, но Артем отложил решение проблемы до убежища, где имелись медикаменты и бинты. Пятясь, таки не решившись показать спасителю спину, скрылся в чаще и бросился наутек, петляя точно заяц, чтобы больше никогда не встречаться с людьми.


© Захарова И.Ю. 2021

Просмотров: 1Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Такие люди