Навсегда твоя противоположность


Вода. Речная. Холодная и темная. Сейчас, когда лед только-только сошел с реки, она всегда такая. Ее цвет невозможно разобрать. Какая она? Синяя? Серая? А может и вовсе черная? Велика ли разница, если эпитет "мертвая" подходит ей больше всего. Но Мишель это не волнует от слова "совсем". Она любит воду. И это ее состояние. Потому что оно как нельзя лучше отражает ее состояние. Потому что этот неясный, непонятный цвет - это цвет глаз Джекса. Джекса, который, в отличие от своей возлюбленной, воду не любит. Он боится воды: его не оттащишь от берега в море, и он начинает паниковать, как только вода поднимается ему до шеи. Нет. Джекс умеет плавать. Конечно, умеет, ведь, когда во время одной из вечеринок у Мишель так глупо свело ногу и она просто не могла удержаться на воде и камнем пошла ко дну, Джексон, не задумываясь, нырнул за ней. Джексон готов рискнуть и нырнуть вниз головой, если то потребуется… просто не любит воду, предпочитая ей нечто совсем противоположное. То, чего панически боится сама Мишель.


Огонь – вот стихия Джексона. И Джексон наслаждается этим, Джексон умеет зарабатывать на этом деньги. Он – устроитель файр-шоу. Вместе с братом они звезды вечеринок всего штата. Их шоу стоят больших денег. И набирают миллионы просмотров на ютубе.


Именно на одну из таких вечеринок и была приглашена Мишель, именно там, на морском берегу, у самой кромки воды, когда волны облизывали стопы парней, играющих с огнем, она увидела его, своего Джексона. Он играл с огнем столь виртуозно, что почти перекатывал в пальцах, он дышал им. Он сжигал Мишель своим взглядом. Но Джексон не дракон, нет, он – повелитель огня. Пламя подчинялось ему, словно ласковый зверь – своему укротителю. Впоследствии, только вместе с ним, Мишель, панически боящаяся огня, расслабляется и позволяет мягко поднести свою руку к открытому огню, не позволяя почувствовать боль, только причудливую ласку безумно танцующих языков. Танец гипнотизирует и пугает. Где-то глубоко внутри теплится страх, воплощение которого он видит сегодня.


Там. В морге. Тело на холодном металлическом столе. Его невозможно узнать, слишком сильно обгорел. И внутри дурацкая надежда – а может не он?! Узнать ведь невозможно. Но это гребанный самообман. Потому что фигуру любимого она могла узнать даже по чертовой тени! Когда ей показывают часы с гравировкой – лживая надежда рассыпается в прах. Потому что это она, Мишель, подарила Джексону их на их годовщину. «Навсегда твоя противоположность» – гласила надпись, что вызывала улыбку у обоих. «Навсегда твоя противоположность» – гласила надпись, что свалила с ног ее одну.


И вот сейчас, стоя уже по другую сторону перил речного моста, Мишель думает, что эта надпись такая правильная, такая невыносимо верная. Они противоположны настолько, что уходят так глупо, так верно воплощая страхи второй половины: один сгорает в любимом им пламени, другая сейчас сиганет вслед за ним в воду. И чувствует себя трусихой, предательницей. Потому что тонуть – это совсем не больно. Просто закладывает уши, а когда уходит паника, становиться легко и все равно. Тонуть – это не гореть. Мысли о том, каково было Джексону, заставляют сердце Мишель болезненно сжаться, и это настолько невыносимо, что ей кажется, что она даже слышит голос любимого. Она отчаялась настолько, что видит, собственными глазами видит, как Джексон, ее Джекс, продираясь сквозь толпу людей – которых сама Мишель заметила только сейчас, – кричит ей не делать этого. Это видение столь реалистично и болезненно, что истерично сжатые на прутьях пальцы вздрагивают и разжимаются вопреки уговорам. И Мишель летит вниз с блаженной мыслью, что они будут вместе.


Тонуть не больно – это правда. Больно выжить после этого. После гребанного удара о водную гладь и раздробленного к чертям позвонка. Но гораздо больнее смотреть на смертельно бледного Джексона у своей постели и понимать, что тот из-за неисправной проводки в машине брата потерял самого дорогого человека и по дикому стечению обстоятельств едва не потерял то, что осталось. А все, что осталось, – это она – Майкл. Теперь уже навсегда полная противоположность живому, здоровому, перепуганному и убитому горем Джексону. Мишель с искалеченным телом, с изувеченной психикой, но живая и такая неправильно счастливая.


© Балашова Е.С. 2016

Просмотров: 1Комментариев: 0

Мы на других ресурсах

Ваттпад. Лого для сайта мини.png
  • Black Vkontakte Иконка

Балашова Е.С., Захарова И.Ю. © 2018 — 2020

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now