Проклятая вечность. Глава 4


Дыхание на миг прервалось. Потрясенный перевоплощением напарника, Рон рванулся, тщетно силясь освободиться. Пред внутренним взором встала темная ночь четырнадцать лет назад, когда он остался круглым сиротой. За эти годы воспоминание ничуть не померкло: темная безлюдная улица, неровный свет фонаря, в котором он впервые увидел Элдетри. До сих пор в ушах стоял испуганный крик матери и приказ отца, что бросался на вампира, даря сыну шанс выжить: «Беги!»


— Ублюдок! Я знал, что ты жив… Я…


Он хотел убить его. Сейчас, наверное, сильнее, чем когда бы то ни было прежде. Наконец, он так близко, и одновременно так бесконечно далеко от цели всей своей жизни. Рональд стиснул зубы и кулаки, не оставляя тщетных попыток сбросить захват. И его удали, усмиряя.


— Такая вера в меня. Даже лестно, — засмеялся древний вампир, без опаски подходя ближе и, приподняв его лицо здоровой рукой, заставил смотреть себе в глаза. — Это стоило того, чтобы перетерпеть агонию зачарованного серебра. Ты ведь слышал, что от Элдетри еще никто не уходил, верно?


Рональд не удостоил вампира ответом, отчаянно сопротивляясь гипнозу голубых глаз, чей взгляд, казалось, впивался в мозг раскаленной иглой. Глубоко внутри поднялось нечто сродни паники. Нет. Нет-нет-нет! Но вот, по легкому мановению руки Марселуса, охрана отпустила охотника, и тот добровольно шагнул навстречу к нечисти, не контролируя своего тела, а оказавшись непозволительно близко, покорно запрокинул голову, открывая беззащитную шею. Мысли метались в голове испуганными солнечными зайчиками, все его существо противилось тому, что должно было случиться, но тело предало Рона, находясь во власти вампира. Тот тихо усмехнулся, склоняясь, и по спине побежали ледяные мурашки. Клыки еще не касались кожи, но охотник чувствовал их близость, от которой паника усиливалась, грозя прорваться наружу.


— Не… не смей… — выдохнул он, не скрывая омерзения, которое испытывал от одной только мысли об укусе вампира.


Элдетри же лишь тихо рассмеялся, оттягивая момент, позволяя жертве захлебнуться в собственном отчаянии. Пальцы изуродованной руки скользнули по шее к затылку, зарываясь в волосы почти ласково, прежде чем вампир все же вонзил клыки в шею. Рональд тихо вскрикнул, скорее от отчаяния, чем от боли, к которой успел привыкнуть за свою короткую, но насыщенную жизнь. Зажмурившись, стиснул в пальцах ткань чужого пиджака, цепляясь за него, так как скоро комната качнулась и поплыла. Вампир пил жадно, с каждой каплей забирая жизнь охотника, доказывая, что жертве не дано уйти от его клыков, даже если участь настигнет ее спустя годы.


Ужас, затопляющий сознание, достиг, казалось, критической отметки, а затем начал медленно отступать. В теле появилась легкость, а желание сопротивляться сошло на нет. Яд вампиров? Может быть. Во всяком случае, крохи угасающего сознания концентрировались не на головокружении и боли, но на странной эйфории, завладевшей им, прикосновениях. И прежде чем Рональда окончательно поглотила тьма, он почувствовал, как что-то смочило пересохшие губы, и облизал их.




Очнувшись, Рональд резко сел на постели, пытаясь прийти в себя после кошмара, в котором его обратили в ненавистную сущность. Провел ладонью по лицу, смывая остатки сна. Ужасно мучила жажда, и он растерянно скользнул взглядом по роскошной спальне в поисках воды, только спустя мгновение, осознавая, что помещение не знакомо ему.


— Не думал, что ты настолько сильный. — В кресле напротив постели фривольно устроился Марселус с ноутбуком в руках. — Понадобилось несколько суток, чтобы ты сдался. Мое уважение. Еще никто не сопротивлялся обращению так долго, — вампир, наконец, оторвался от экрана и почти ласково улыбнулся жертве, но во взгляде читалась надменная насмешка.


Рональд в ужасе смотрел на свой оживший ночной кошмар. Ловушка. Он ведь чувствовал: что-то не так… Все не так! Если бы к нему пришел кто-то другой, Рон бы просто послал визитера, но не отца Марка. И чертов Элдетри знал это! Святой отец пострадал из-за него! Его стремления найти и уничтожить убийцу родных. Душу переполнили эмоции: отчаяние, страх, вина, гнев, ярость. Выплеснулись во вне, сорвав с постели в бросок. Однако, в шаге от жертвы, он замер, словно вкопанный.


Засмеявшись, вампир нарочито медленно поднялся на ноги и, не спеша, подошел максимально близко, прежде чем запрокинуть голову, открывая шею. Провел острым ногтем, пуская себе кровь.


— Тебя мучает жажда, но ничто не насытит новообращенного так, как кровь его творца. Пей.


Капля густой вампирской крови медленно стекала вниз, и Рональд не мог заставить себя отвести взгляд. Одолевавшие его чувства и эмоции отошли на задний план, оставляя всепоглощающее желание слизнуть. Он даже провел по губам языком, задев подтверждение обращения. Прикосновение скользнуло по позвоночнику холодком, и охотник зажмурился, усилием воли качнув головой.


— Нет…


Он знал: единожды вкусив крови, он уже не сможет без нее обходиться.


Но отступить не смог. Металлические нотки, наполняющие воздух, сводили с ума, заставляя внутренности скручиваться от жажды, а клыки удлиняться, почти раня владельца. Невыносимо. Внутренний голос шептал, что ни к чему страдать, достаточно сделать лишь один глоток, и станет так хорошо, как еще никогда не было, но Рон отказывался слушать, уверенный, что это Элдетри забрался к нему в голову. В тишине комнаты прозвучал странный звук, и Рон не сразу понял, что это его измученный стон. Тело против воли подалось вперед, голова склонилась к чужой шее, ноздри вдыхали божественный, искушающий аромат. Всего один глоток. Рональд чувствовал, как тает сила воли, еще сдерживающая запретное желание.


Нет! Нет, он не должен!


Чужая ладонь почти ласково скользнула ему на затылок, чтобы надавить мягко, неотвратимо склоняя к ране, заставляя коснуться губами. Из груди исторгся всхлип, как доказательство очередной победы над упрямцем. Рубеж, который Рональд удерживал из последних сил, рухнул, и он вонзил клыки в шею вампира. Сделал первый жадный глоток, забывая обо всем.


Кажется, Марселус смеялся над ним. А сам Рон едва ли не стонал от удовольствия, глотая кровь, чей вкус сейчас был сравним с живительным нектаром, кружащим голову, заставляющим разум взрываться новыми ощущениями и эмоциями, до этих пор неведомыми. Вампир не ограничивал его, и Рональд отстранился лишь, когда почувствовал неожиданную тошноту. Зажал рот ладонью, с ужасом заглянув в насмехающиеся над ним голубые глаза. С ненавистью, вызванной осознанием, что теперь для него нет пути назад.


Марселус с усмешкой вытер платком шею, и на ней не осталось следов: ни царапины, ни укусов, лишь смазанное кровавое пятно.


— Вот так всегда, сначала: никогда и ни за что, а потом насыщаетесь до тошноты… Хуже маленьких детей. — Пришедший в себя Рон вскинулся, в попытке ответить, но вампир поднял руку, останавливая. — О, можешь не тратить сил на протесты. За тысячелетия своей жизни я наслушался их вдоволь, и одни ничем не отличались от других.


Рональд попятился, пытаясь утереть губы и подбородок, лишь больше пачкаясь в крови, размазывая ее по лицу и рукам. В душе царили мрак и бесконечное отчаяние, что рвало сердце в куски. И он не смог сдержать крика, что поднимался из самых глубин его существа.


В себя Рональд пришел в абсолютно разгромленной комнате, в углу которой валялись останки несчастного ноутбука.


— А мне говорили, что охотники сдержанные и психологически стабильные люди, — усмехнулся вампир, что с ледяным спокойствием наблюдал за происходящим с порога комнаты. — Полегчало?


Обессиленный, выдохшийся, опустошенный, сломленный собственной слабостью, Рональд тяжело опустился на пол, съехав по стене:


— Иди к черту… — тихо выдохнул он, прекрасно понимая, что никуда не денется, отныне принадлежа Марселусу Элдетри со всеми потрохами. Провел ладонью по лицу, пытаясь прийти в себя, а может, все еще надеялся очнуться от затянувшегося кошмара.


— Только от него, прелесть моя, — усмехнулся вампир, наконец, отлепившись от косяка. — Умывайся и спускайся вниз. Буду знакомить тебя с вечностью.


Проклятой вечностью, которой Рональд не просил и с которой не оставит попыток расстаться.



© Балашова Е.С., Захарова И.Ю. 2017

Просмотров: 0

Мы в соцсетях

  • Black Vkontakte Иконка

Балашова Е.С., Захарова И.Ю. © 2018 — 2020