Скрипка и фонарь


Ким прилетал на это место каждую ночь. У него здесь даже был любимый камушек, на котором он любил сидеть, повесив свой фонарик на воткнутую рядом сухую тростинку. Он прилетал сюда послушать журчание реки, почему-то именно в этом месте оно казалось ему особенно волшебным.


Иногда на это место приходил музыкант, и его музыка ласкала слух обитателей этого места.


Так было и сегодня. Ким прибыл на свое привычное место, когда Клий уже был здесь и только-только поднес смычок к струнам. Стараясь не шуметь, юноша привычно присел на камушек, повесил фонарь на тростинку и с тихим шелестом сложил крылышки, пряча их под камзолом.


В эту ночь Клий играл как-то особенно грустно... Но эта грусть была такая теплая, нежная... И оттого еще более щемящая сердце. Это грусть не об ушедшем... Вовсе нет. И не о будущем... Она здесь и сейчас. Клий грустил о чем-то великом и прекрасном, и Ким уже понимал, о чем, и это заставляло его крохотное сердечко горестно сжиматься. Его скрипач влюблен, и влюблен безответно, в гения, недостижимую божественную мелодию. И именно оттого мелодия, что разносится над рекой, так грустна, тиха и прекрасна.


Сидя на камушке, Ким подпер кулачком подбородок и тихонько вздохнул, рассматривая щупленькую, облаченную во фрак фигурку музыканта, что стоял спиной к нему. Ему так не хотелось, чтобы Клий грустил. Ведь он не должен грустить. Он… Такой прекрасный и возвышенный…


А мелодия все лилась, и природа замирала, словно прислушиваясь. Ким, заслушавшись, чуть покачнулся и едва не упал. Сухая травинка хрустнула под его ботинком, и мелодия резко оборвалась. Клий замер, не оборачиваясь, но и не опуская скрипки.


Спустя несколько мгновений тишины и бездействия Клий все же обернулся и печально посмотрел на юношу, невольно прервавшего его своеобразную исповедь.


Ким не поверил в то, что отразилось в глазах скрипача. Подхватив свой фонарик, он рискнул приблизиться, все еще боясь ошибиться. Подлетел к Клию, чтобы полностью убедился в правоте своих подозрений.


Мягкий свет огонька осветил изящное личико музыканта и ту болезненную нежность, с которой друг смотрел на окружающий его мир. От этого сердце Клима сжалось, и он обнял друга, желая разделить с ним и горечь и восторг творца.


© Балашова Е.С. 2014

Просмотров: 1Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Отбросы

Соино