Жизнь на осколках. История 14: Чужих детей не бывает

Пост обновлен окт. 4


Люба первый раз за день присела отдохнуть, покончив с делами на кухне. Обед доходил на плите, и она могла, наконец, вытянуть ноги, устроившись на диване в общей гостиной.


— Степ! — окликнула она помощника, что вернулся с метлой со двора, заставив Тору заворчать. Не любила та “палки”. — Будь добр, позови малышей, а. У них сейчас урок чистописания.


Который, судя по всему, они снова вознамерились прогулять. Отчасти, Люба их понимала. Тем более что росли они в другое время, вне жерновов устоявшейся системы, где у детей было слово “надо”, а иначе: двойки, вызов родителей в школу, отцовский ремень… И пока не понимали, как это важно для их будущего. Воспринимали как пустую трату времени, которое можно провести интереснее и веселее.


— Нет проблем.


Вот только вернулся Степка лишь спустя двадцать минут. Один. Оказалось, что малышей нет нигде. Он побывал во всех уголках общины, даже взобрался в наблюдательный пост, но их пропал и след. Впрочем, след-то как раз должен был остаться, заверил ее Виктор, отвязывая Тору. Она хоть и не обучена, а все же собака.


— Я с тобой, — заявила Люба, прекрасно зная, что иначе сойдет с ума, изведется в неведении, если только поддастся уговорам и останется. Надела поверх домашнего платья кофточку, если погода вдруг совсем испортится.


Так что Виктору не оставалось ничего другого, как согласиться, велев прихватить обрез. На всякий пожарный. Стрелять, конечно, если что, он будет, а Люба за носильщика, но она не сказала и слова, послушно исполняя приказ. Мысль о том, что с детьми что-то случилось, заставляла сердце сжиматься в тревоге — они никогда не покидали пределов общины одни.


Сперва Тора кружила рядом с домом, конечно, ведь там все было исхожено вдоль и поперек, однако рядом с дорогой собака радостно тявкнула и рванула вперед.


— Они что, к океану пошли? Но им же было запрещено...


— Вечно ты их под юбкой не удержишь, — справедливо заметил Виктор, первым покидая укрытие, которым служил густой кустарник, выбираясь на серое потрескавшееся полотно шоссе. После подал знак, что можно идти. — Конечно, их могли увести, но, думаю, Тора дала бы нам знать о присутствии чужаков.


— Да, пожалуй, — согласилась Люба, подстраиваясь под его широкий и быстрый шаг.


С души немного отлегло, хотя в мире постапокалипсиса хватало и других опасностей. Впрочем, Люба старалась не думать о них, чтобы не сойти с ума от беспокойства. Ох и всыпет же она проказникам, когда найдет, по первое число...


Тора деловито тявкнула и потянула хозяина прочь от дороги, уводя от океана вправо.


— Они в развалинах, — пояснил сей маневр Виктор.


— Что их туда понесло?..


— Спросим, когда поймаем, кроликов, — проворчал Виктор, укорачивая поводок Торы и замедляя шаг.


Не только потому, что в развалинах можно запросто на что-то напороться, заработав столбняк. Они были опасны. В любой момент на неосторожного сталкера могла обрушиться стена ближайшего здания или покосившийся стенд с выцветшим рекламным плакатом. Уйти из-под ног земля. В расщелинах после солнечного дня грелись змеи или находили пристанище заморские пауки, разбежавшиеся из поврежденных террариумов. По улицам, поросшим растениями, пробивающимися через потрескавшийся асфальт, бродили дикие звери. Еще лопались время от времени трубы, выпуская на поверхность газ…


Люба качнула головой, прогоняя ужасные картинки. Не заметив, как спутник остановился, налетела на него сзади, едва не столкнув в обрыв, образовавшийся при смещении плит, а может, землетрясении.


— Не шибко высоко, но вряд ли они сигали тут вниз, — заметил тот. — Наверное, вернулись и забрали вправо, там спуск более пологий.


Люба кивнула, поворачивая назад, но ее ухватили за локоть, чтобы тут же отпустить, вложив в руку конец поводка, который Виктор где-то притаранил для своей любимицы.


— Спустимся здесь. Я спрыгну, а ты подашь Тору.


Прежде чем она успела назвать решение авантюрой, а парня спятившим, тот спрыгнул вниз. Этажа со второго. Театрально закатив глаза, Люба спустила ему собаку, ухватив под передние лапы. Тяжелая, отъелась за проведенное в общине время. На регулярной кормежке, да дети тайком подкармливали ее тем, что не хотели есть сами. Думали, никто не замечает.


— Теперь ты.


— Нет уж, — Люба попятилась от края. — Я вернусь и возьму вправо.


— Потеряем время, — зная, на какие рычаги давить, констатировал Виктор. — Прыгай, не бойся. Я поймаю.


— Я тебя ненавижу!


Топнув в сердцах ногой, Люба чуть присела на краю плиты и, закрыв глаза, прыгнула.


— Я знаю, — вздохнул Виктор. Его руки сомкнулись на ее талии, чтобы, когда ноги девушки нашли твердую опору, скользнуть ниже, пользуясь моментом, удовлетворяя его низменные желания.


Люба отпрянула, делая несколько поспешных шагов назад. Замерла, понимая, что ведет себя как дура, но внутренний испуганный голосок шептал, что они здесь совсем одни и никто не придет на помощь, если в парне проснется хищник, что показал зубы той ночью, когда в их доме появился незаменимый помощник в лице Торы. И страх перед которым нет-нет, а поднимал голову, как бы ни старался Виктор загладить тот инцидент. Понимал, что виноват. А может, и много больше, отчего Люба ненавидела его еще сильнее. Вот и сейчас, он нерешительно коснулся ее плеча, словно приводя в чувство, и ей захотелось не то провалиться на месте, не то накричать. Однако она не успела даже шумно выдохнуть, когда со стороны бывшего торгового центра послышался тонкий девчачий крик.


— Леночка!


Она бросилась было через улицу, но Виктор вновь ухватил ее за локоть, призывая быть осторожнее, и, опустив взгляд вниз, Люба увидела почти полностью укрытый растительностью зев открытого люка.


— Следуй за мной.


Они быстро перебежали проезжую часть, оставляя открытое пространство позади, и рванули вдоль улицы, стараясь держаться ближе к домам. Все верно, крик могли услышать и другие… У дверей торгового центра Тора растерянно завертелась — потеряла след. Видимо, дети проникли в здание иным путем. Но было ли у них время искать следы?


— Лена? — позвала она, когда они проникли внутрь. И имя отдалось от свода эхом. — Леночка!


В ответ прилетел тихий плач, а может, поскуливания. Сердце оборвалось, и только Виктор сдерживал ее порывы, ни на миг не забывая об осторожности. Ворчал на нее весь бесконечный эскалатор, с которого Люба чудом не скатилась кубарем вниз. Когда те двигались, было проще… Они больше ничего не слышали, но у собаки слух был острее и она вела их сквозь хаос, пока хозяин не натянул поводок. Впереди спасателей ждало море битого стекла, от которого лапы животного не были защищены обувью с толстой подошвой.


— Я понесу ее, — решительно предложила Люба, понимая колебания спутника, и отдав тому обрез, взяла Тору на руки. Ничего, Василий, которого она таскала несколько дней, когда нашла, весил гораздо больше.


Идти тихо не получалось, стекло скрипело и ломалось под ногами, как бы медленно они не двигались, и они дружно морщились: Люба из-за отвратительного звука, Виктор от того, что об их присутствии было известно теперь в каждом уголке огромного безмолвного здания. В ближайшем павильоне которого они увидели рухнувнувший стеллаж, из-под которого виднелась детская ножка в чужом ботиночке на шнуровке.


— Это не она, — сказал спутник, точно приговор вынес.


Вот только кому: Лене или неизвестной девочке, тихо стонущей под металлической конструкцией, верхний край которой, к счастью, встретил на пути кушетку, создав подобие домика.


— Возможно. Помоги мне, — велела Люба, пытаясь приподнять стеллаж. Во-первых, в любом случае, следовало убедиться, что Леночка не переобулась в ближайшем бутике, а во-вторых... — Запомни уже, Вик: чужих детей не бывает.


И с тех пор, как она подобрала потерявшегося в развалинах супермаркета мальчонку, а потом забрала с собой плачущую у тела мертвой мулатки девочку, ничего не изменилось.


— Пусти. — Оттеснив Любу, парень со вздохом подступился к стеллажу с импровизированным рычагом из обломка арматуры. — Я приподниму, а ты вытаскивай.


Девочка, действительно оказавшаяся чужой, закричала, когда она потянула ее за ноги из завала. На пальцах осталась кровь, и Люба осторожно задрала подол длинной юбки светловолосого ангелочка, обнажая рваную рану. Ободрав рукава собственного платья, приступила к перевязке.


Тора неожиданно зарычала, и обрез в руках ее хозяина мгновенно ожил, уставившись дулом в грудь незнакомца, вероятно, прибежавшего на крик. Дуло пистолета мужчины, заросшего щетиной настолько, что трудно было судить о его возрасте, смотрело Виктору между глаз.


— Отойдите, — хрипло и угрожающе потребовал он.


Люба завязала узел и только только тогда поднялась, отступая от своей нечаянной пациентки.


— Мы лишь хотели помочь.


Не отводя дула, незнакомец переместился к девочке, и та, тяжело поднявшись, прижалась к нему сбоку:


— Папа.


Ну как есть дикий испуганный лесной зверек.


Люба коснулась руки Виктора, призывая опустить оружие в знак мирных намерений, и тот скрепя сердце повиновался. Оно и понятно, это ведь ему в голову целились.


Незнакомец, подхватив на руки девочку, что тут же спрятала заплаканное личико у него на плече, сделал несколько шагов назад, к зияющему проему двери, из которого возник, и тоже спрятал оружие.


— Простите. Вы не видели тут мальчика и девочку? — ободренная этим жестом, спросила Люба.


Однако неожиданный собеседник испарился точно призрак, оставив вопрос без ответа. Лишь эхо его торопливых шагов еще некоторое время звучало, отраженное от стен.


— Хоть бы спасибо, что ли, сказал... — проворчал Виктор.


— Добрые поступки делают не ради благодарности, Вик… Он сильно испугался, — вступилась за незнакомца Люба. — Возможно, дочь — это все, что у него есть.


Голос предательски дрогнул. Стоило представить, что, возможно, Леночка или Васька вот так же лежат, зовут на помощь, в том же люке, например, а их никто не слышит, слезы подступили к глазам. Дрогнули поникшие плечи. А может, это просто начался отходняк?


— Эй, — Виктор осторожно положил ей на плечи горячие ладони, приводя в чувство. — Мы найдем их, я обещаю.


И словно в подтверждение, Тора тявкнула, потянув куда-то в сторону


© Захарова И.Ю. 2020

Мы на других ресурсах

Ваттпад. Лого для сайта мини.png
  • Black Vkontakte Иконка

Балашова Е.С., Захарова И.Ю. © 2018 — 2020