Жизнь на осколках. История 20: Место в жизни


К замку, как было принято промеж собой называть новый дом, они с Виктором вернулись уже в сумерках, которые наступали раньше, чем в прежней жизни, и были темнее и глубже. Сколь можно было наблюдать сквозь прутья решетки ворот, в общине было все в порядке. Горел в двух окнах первого этажа свет, паслась на лужайке перед домом парнокопытная парочка, парник был закрыт на ночь. Возле гаража стояло дорогое авто, видимо, ребята выкатили. Готовили место для животных?


— Интересно, что сегодня на ужин? — мечтательно протянул Виктор, с удвоенной силой толкая тележку, так что Толику пришлось увеличить шаг. — Оголодал я за двое суток на одних сухарях да консервах.


Толик тихо засмеялся, заметив, что к хорошему быстро привыкают. Про себя, впрочем, признал, что и сам питает слабость к стряпне Любы. Хорошо, что они общиной живут, а то бы увел ее Виктор, и пришлось бы привыкать к чужой...


Добравшись до пролома, они дружно присвистнули, оценив гениальность задумки ребят и масштаб проделанной работы. Попробовали решетку на прочность, не откладывая испытания на потом. Решетка не поддалась. Приподнять ее самостоятельно, не прибегая к рычагу, до которого снаружи дотянуться не представлялось возможным, также не вышло.


— Мда… И что нам теперь, ночевать под дверью?


Обратил Виктор внимание на один таки имеющийся у конструкции недостаток — отсутствие какого бы то ни было средства оповещения о гостях. Недолго думая, достал пистолет, целясь в воздух.


— Спятил? — Толик перехватил оружие прежде, чем грянул выстрел, что разнесется далеко окрест. — Еще напугаются… и пристрелят нас, к чертовой матери.


Взяв в повозке топорик, он постучал обухом по решетке, привлекая внимание находящихся в доме. Если люди не услышат, то у Торы слух острее.


Не прошло и пары минут, как их вышли встречать.


— Вы вовремя, — заметила Люба, будто, опоздай они к ужину, их порции не дожидались бы хозяев в эмалированной кастрюльке. Отпустила поводок, позволяя Торе броситься в ноги хозяина, и нетерпеливый скулеж перешел в полные радости повизгивания. — Идите умываться, у нас сегодня праздничный ужин.


— Новоселье? — предположил Толик.


Однако хозяйка очага лишь загадочно улыбнулась, направляясь обратно в замок. Не иначе сервировать стол.


— Я отнесу в дом, — потянула с его плеча винтовку Маша, и он покорно отдал, удивленный неожиданным обхождением. Да что тут происходило в их отсутствие?


Виктора так же разоружили, хитро подмигнув, вытаскивая у него из-за пояса пистолет. И, не знай он, что девушка пережила, Толик бы подумал, что это обещание страстной ночи. А может, ему просто показалось? Он потер лицо рукой, смывая усталость и помогая Свете снять с тележки клетки с кроликами.


— Ребят... Они же голодные, — с укором протянула она, осмотрев четвероногих подопечных. Узнав кормилицу, те торкались ей в руки — то ли жаловались, то ли искали еду.


— Мы, как бы, тоже, — с усмешкой заметил Виктор, сгружая птицу, которая тут же подняла крик. — Не до того нам было, чтобы устраивать зверью трехразовое питание.


— Работорговцы? — догадалась Маша, оглянувшись на дом.


Боялась, Люба услышит? Или... Тревога, точно разбуженная змея, подняла голову, и он с трудом удержался, чтобы не потянуться за винтовкой. Вместо этого лишь напряженно улыбнулся.


— Мы вовремя эвакуировали животных. Только потом всю дорогу оглядывались. А где наши умельцы? — кивнул он на чудо технического гения. Странно, что они не вышли навстречу. Грех ведь не похвастаться хорошо проделанной работой.


— Внутри, — отозвалась Светка, поставив клетки в траву, чтобы кролики и куры могли дотянуться и подкрепиться самостоятельно.


Проводив девушек взглядом, Толик потянул товарища к ведру с водой. Рядом, на табуретке, лежали банные принадлежности.


— Ты что-нибудь понимаешь? — спросил он, первым прибегая к водным процедурам.


— Если бы что-то было не так, девчонки нашли бы способ дать знать, — точно уговаривая сам себя, передернул плечами Виктор. Полил, помогая смыть с лица мыло. — Да и Тора…


И правда, четвероногий питомец ничем не выказывал беспокойства, отчаянно виляя обрубком хвоста. Может, ребята чего натворили, оттого и не торопились показываться на глаза? Вот и оставь их одних...


— Девчонки прямо заинтриговали...


— Забей. Сейчас все увидим, — справедливо заметил Виктор, меняясь с ним местами.


Дом было просто не узнать. Во всяком случае, просторная гостиная, теперь, как и в прежнем доме, сочетающая в себе общую залу и трапезную, была чисто прибрана и украшена полевыми цветами. Посередине облюбовал место огромный стол — знать, прежний хозяин любил принимать гостей. Празднично накрытый, тот пестрел фарфором из трех разных сервизов, где что уцелело, и блестел серебром столовых приборов.


— Прям как аристократы, — хмыкнул Виктор, не скрывая, впрочем, определенного удовольствия от этого факта. — А что за повод для подобного расточительства?


Вновь хитро улыбнувшись, Люба церемониально взмахнула рукой, и из соседней комнаты вышли под ручку Лешка и Света. Он в костюме, она в почти белом платье и с невиданной прической. Позади них, сияя, как новые чайнички, несли корзинки с цветами дети.


— Охренеть, — резюмировал увиденное Виктор. Раскинул руки, точно собираясь обнять обоих молодоженов, и покачал головой: — Восхищен твоим мужеством, парень.


— Мои поздравления. Вы прекрасная пара, — улыбнулся Толик. Первый Новый год, первая свадьба в новом мире. Это ли не знак, что жизнь, пусть и медленно, но приходит, если не в норму, то в относительный порядок? — А Степан-то где? Неужели тоже женится?


— Не дождетесь, — раздалось с лестницы, ведущей на второй этаж.


Степка, в подобии балахона, явно сшитого из белого плаща с чужого плеча, неспешно спустился вниз.


— А вот и жрец культа Природы-матушки, — торжественно объявила Люба.


— Жрец? — переспросил Толик, переваривая неожиданную во всех отношениях новость.


— А ты как думал? Любое божество нуждается в служителях, которые бы проводили необходимые ритуалы, передавали народу их волю и следили за ее исполнением, — изрек Степка, сияя. Новая должность, определенно, пришлась ему по душе. Кроме того, он, наконец, обрел свое место в их маленьком мирке. Обиженно вздрогнул, когда тишину нарушил громкий смех Виктора. — Что?


Тот примирительно поднял руки:


— Да просто представил. Спустя пару тысяч лет, наши потомки будут рассказывать легенду о том, как один из выживших во всемирном катаклизме, услышал голос Матушки-природы. И поведала та новоиспеченному пророку, что постигла людей кара за плохое обращение с дарованной им планетой, разбазаривание природных ресурсов, гордыню и эгоизм, возвысившие их над другим тварями. Что если люди не хотят сгинуть вовсе, должны поклоняться ей, почитать и беречь. И стал он первым жрецом, положив жизнь на служение суровой, но справедливой богине.


В помещении повисла потрясенная тишина. Вот от кого, а от Вика подобного не ожидал никто. Это же совершенно иной лексикон, а глубина познаний затронутой темы...


— А общение с Любой идет тебе на пользу, — хмыкнул Степка, вогнав последнюю в краску. — Или наша невеста дала почитать Библию?


Ну, понеслась... Толик приготовился вмешаться, встав между участниками назревающего конфликта, но Виктор неожиданно смыл с лица угрюмое выражение, усмехнувшись оппоненту:


— Почему бы и нет. Разве плохо, когда человек стремится расти над собой? — поинтересовался он.


— Хорошо! — Люба словно засветилась изнутри, то ли от радости, то ли от гордости за непутевого своего ухажера. Смутившись собственного порыва, скрыла лицо за светлой челкой. Вдруг встряхнулась, вспоминая о взятой на себя роли тамады. — Что ж, приступим. А то все остынет. Да и молодые, вероятно, хотят поскорее уединиться?


Светка тихо засмеялась и, подтверждая озвученное желание, поцеловала жениха прежде, чем слово взял жрец, обвенчав их на долгую совместную жизнь, дети подали кольца из цветов, и их объявили супругами.


© Захарова И.Ю. 2020

Мы на других ресурсах

Ваттпад. Лого для сайта мини.png
  • Black Vkontakte Иконка

Балашова Е.С., Захарова И.Ю. © 2018 — 2020