Жизнь на осколках. История 5: Разведка боем

Пост обновлен февр. 20


Место выглядело просто идеальным: не так далеко от города, с одной стороны озеро, с другой метрах в двухстах, за опустевшим шоссе, начинался лес, перед домом травянистая лужайка. Да и сам дом напоминал маленький замок, как по стилистике, так и фортификационным сооружениям в виде высокой каменной стены и небольшого рва, видимо для стока вод. Настолько идеальным, что Толик позволил себе усомниться:


— Уверен, что его никто еще не облюбовал?


Виктор небрежно передернул плечами:


— Я к нему давно присматриваюсь. Ни разу не видел ни отблеска света, ни движения, ни перемен.


— Что ж, давай проверим. Надеюсь, не словим пулю в лоб, — напряженно засмеялся Толик, первым покидая укрытие и направляясь к дому.


Добравшись до кованных ворот, сквозь которые просматривалась лишь крошечный участок заросшего за два года двора, подергал створку.


— Заперто.


— И вряд ли замок удастся вскрыть, — добавил Виктор, привалившись плечом к решетке.


— Уже пробовал? — усмехнулся Толик, в принципе, почти с первых дней догадываясь, чем промышлял товарищ в прежней жизни. Но не судил, не зная всей истории. Тем более что его таланты пригодились им не раз, помогая выжить. Да и разве главное не то, кем ты являлся являешься в данный момент?


— А смысл? Он же электронный, тут инструмент специальный нужен. Пойдем.


Заговорщически подмигнув, Виктор потянул его за собой, обходя здание справа, и вскоре взорам открылась брешь в кирпичной стене. Вот только судить, обрушилась ли она при одном из толчков, что временами достигали аж десяти баллов, или это было делом рук человеческих, он бы не решился. Да и так ли это важно? Если грабители и наведались сюда, то уже давно убрались, прихватив все ценное.


— Думаю, мы сможем сделать тут вход, а решетка останется обманкой для наблюдателей со стороны города.


Виктор кивнул, перешагнув остатки стены и делая первые шаги по двору, поворачиваясь вокруг своей оси, чтобы не пропустить возможную опасность. Толик последовал его примеру, крепко сжимая в руках винтовку. Осмотрелся. Яблоня, добротный каменный гараж, водонапорная колонка, банька, небольшая теплица за домом.


— Смотри, а помидорки-то поливают регулярно, — заметил он, приоткрыв дверь.


Попятился к гаражу, что мог послужить хорошим укрытием от пуль или стрел. Да, он не исключал, что люди со временем вернутся к более простому технически, а стало быть, более доступному оружию. Поманил к себе спутника, потянувшего из-за пояса пистолет.


— Эй! Хозяева! Есть кто живой?!


А в ответ тишина.


Ушли на охоту? Или выискивают цель в прицел винтовки... Например через разбитое окно в башне-мансарде. А что, самое то для наблюдательного пункта.


— Мы пришли с миром!


Выражая скепсис, Виктор покачал головой. Сделал осторожный шаг в сторону, напрашиваясь на выстрел, которого не последовало.


— Тут никого нет.


— Или у них нет оружия, — сделал логический вывод Толик. Во всяком случае, огнестрельного. — Пойдем отсюда. Поищем другое место для общины.


Он сказал это намеренно громко, чтобы успокоить затаившихся хозяев — каждый выживал, как умел. Потянул товарища к пролому, но тот заупрямился, неожиданно вознамерившись наладить контакт с неизвестными. И в чем-то он был несомненно прав, наверное пришло уже время идти разрозненными группам на сближение, восстанавливая, если не соседские отношения, то хотя бы торговые: меняться товарами, делиться знаниями. Вот только снедало его какое-то смутное беспокойство, заставляя напряженно озираться.


— Тут что-то не так. Вернемся, — вновь попробовал настоять Толик, когда, пробравшись внутрь через пролом в стене здания, пострадавшего сильнее, чем казалось издали, они застали там настоящий погром. Видимо, еще после толчков, судя по слою пыли.


— Кто бы тут ни обитал, этим путем он не ходит, — точно читая его мысли, заметил Виктор.


— Или вообще не живет в доме, — продолжил развивать мысль Толик, вспоминая утепленный гараж. Одному-двум много не нужно, а обогреть проще и защитить.


Они вышли во двор, и тут Виктор неожиданно коснулся его плеча, указывая на едва заметную короткую тропку из примятой травы, идущую от теплицы к маленькой двери в нише стены. Судя по уровню, на котором та находилась, за ней скрывалось подвальное помещение. Что ж, логично. Они тоже долгое время не решались покинуть пределов бомбоубежища, пока не убедились, что землю перестало трясти окончательно.


Не хотел он туда идти. Уж больно объект для засады подходящий, да только Виктора это разве остановит? Оставив дверь открытой, обеспечивая себе пути отступления, они преодолели небольшую лестницу, ведущую в слегка пострадавший от землетрясения коридор. Прислушались. Тихо. Может, и правда, не застали хозяев дома? Распахнув первую попавшуюся на пути дверь, обнаружили за ней кучу разного полезного хлама. Никогда же не знаешь, что пригодиться может.


— Положи на место, — велел Толик спутнику, задумчиво крутящему в пальцах черный кружевной бюстгальтер.


— Мой любимый размер, — передернул тот плечами, но вещь положил.


Они ж не воры, в конце концов.


Вторая дверь поддалась с трудом — давно не пользовались, дерево отсырело... Направив внутрь свет фонаря, Толик нахмурился:


— Что за черт... Пыточная, что ли? — выдохнул он, разглядывая в луче рассеянного света приспособления для фиксации, плети, кляпы и прочие предметы, назначение которых оставалось для него загадкой.


За спиной послышался смешок:


— Твою мать! Это же БДСМ-подвал, — поймав на себе недоверчивый взгляд, Виктор фыркнул. — Что? Я такое в порнушке видел. Ты никогда не смотрел? Серьезно? Ты многое потерял.


Резкий и сильный толчок в спину уронил обоих коленями на пол комнаты, пыльный, как и все нутро прекрасного снаружи здания. На их счастье дверь не только плохо открывалась, но и столь же тяжело закрывалась. Буквально вывалившись в коридор, толкнув неизвестного дверью, они увидели лишь его спину.


— Девчонка, — озвучил Виктор сделанный из нескольких кусочков мозаики вывод. — Ладно, пойдем отсюда, мы ее кажется напугали до смерти.


Сделал несколько шагов к выходу, но вернулся, заметив, что спутник не двигается с места, задумчиво глядя за поворот, где скрылась хозяйка дома.


— Тебе не показалось, что она похожа на лесного зверька?


— Ты это к чему?


— Совсем ведь одичает в одиночестве... Давай найдем ее, к нам пригласим? Или соседями будем. Ведь, случись чего, ей и за помощью обратиться некуда.


Виктор вздохнул:


— Ну, если ты уверен, что там нас не караулят ее приятели каменными топорами, давай попробуем.


Проигнорировав его неуместную шутку, Толик первым двинулся в глубь подвала, на всякий случай, крепче стиснув ствол винтовки. Завернув за угол, обнаружил единственную дверь.


Больше ей деваться некуда.


— Осторожно! Сверху!


Услышав крик Виктора, что прикрывал ему спину, Толик резко отскочил к противоположной стене, и совсем рядом приземлилась на четвереньки светловолосая пацанка. Прежде чем он успел разглядеть ее подробнее, по скуле, — благо он успел отвернуть лицо, спасая глаза, — проехались длинные острые ногти. Специально она их натачивала что ли?.. Сильные руки потянулись к горлу. Виктор, подскочив сзади, сделал захват шеи, и немедленно за это поплатился. В руку ему впились крепкие белые зубы, оставляя кровоточащие следы. Впечатав подошвы Толику в живот, вырвав глухой стон, незнакомка подалась назад, впечатав Виктора в стену. Толик позволил телу сползти по стене, чтобы вовремя подставить ножку. Упав, девушка зарычала, попыталась подняться, но они навалились на не нее вдвоем. Заломив за спину руки, стянули ремнем ее же джинсов.


— Вот сука! — зашипел Виктор, заматывая укус носовым платком и сверля взглядом сражающуюся с путами блондинку. — Как бы не пришлось уколы от бешенства искать…


— Перестань. Не видишь, она напугана, — одернул его Толик, опускаясь рядом с дикаркой на корточки, чтобы убрать со смазливого личика вьющиеся локоны. — Ты видел у нее на запястьях отметины от наручников? Уверен, если поискать, мы найдем на ее теле и другие следы.


Виктор нахмурился, кажется, таки улавливая ход его мысли.


— Думаешь, ее удерживали тут насильно и...


От этого "и" становилось тошно, и Толик от души пожелал, чтобы кости мучителя девчонки лежали в одной из комнат наверху.


— По-моему, тут не надо быть психологом, чтобы догадаться... — погладил несчастную, скользнув пальцами по скуле. — Мы не тронем тебя. Жизнью клянусь. Пошли отсюда.


Они помогли девчонке подняться, выведя на свет божий. Расположившись у гаража, достали припасы. А-то есть от этих волнений захотелось ужасно.


— Кофе хочешь? — спросил он незнакомку, открывая термос. Та кивнула, и он поднес к ее губам импровизированную чашку с напитком. Какие у нее, однако, глазищи... — Тебя как зовут?


Девчонка глотала кофе, чуть прикрыв от удовольствия глаза, не забывая однако из-под опущенных ресниц следить за пленившими ее незнакомцами. И лишь выпив все до капли, отстранилась, тихо выдохнув:


— Ма-ша, — слово прозвучало глухо и словно бы неловко. Очевидно, она давно не практиковалась, не пытаясь поговорить даже сама с собой.


— А я Толик. Моего приятеля Виктором зовут. У нас тут недалеко община, мы искали новое место. У нас и девушки есть, вы могли бы стать подругами. У тебя были подруги?


Осторожный, короткий кивок. Верить им Маша не торопилась, оно и понятно, а они не торопились ее развязывать, не в состоянии предсказать ее дальнейшего поведения. Ситуация, однако…


— Пойдем с нами? Вместе держаться безопаснее, — предложил он. Но девчонка качнула головой, отказываясь. Поселить в душе страх и ненависть — легко, а вот вновь вернуть человеку веру в людей — дело долгое и нелегкое, иногда даже тщетное. — Тогда, может, мы возьмем Любу и Свету и придем в гости? Например, завтра.


Закивала, сочтя компромисс приемлемым. Что ж, никто не говорил, что первый шаг навстречу должен быть семимильным.


— Только ты уж зубы-то не распускай, — проворчал Виктор, развязывая узлы, которые сам и навязал. — А-то врача в наше время днем с огнем не сыщешь…


Освобожденная, девушка вскочила на ноги, пятясь. Только ее никто не преследовал. Напротив, Толик протянул ей сверток с хлебом и сыром, схватив который, она бросилась наутек, скрывшись в подвале, долгое время служившим тюрьмой, но спасшим ей жизнь. Все же жизнь непредсказуемая штука…


— Ну что, пошли к своим? — предложил Виктор, посмотрев на клонящееся к горизонту солнце.


— Пошли.


В проломе, Толик в последний раз оглянулся, как ему показалось, заметив Машу, что следила за ними из-за угла дома, и вздрогнул от смеха спутника.


— Так вот тебе какие нравятся, — озвучил свои выводы Виктор, все быстрее шагая в сторону дома.


— Ты о чем?


— О бабах, конечно. Только не надо отнекиваться, я же видел, как ты смотрел на дикарку. Да и чего в том такого? Как говорится, что естественно, то не безобразно.


Толик только качнул головой. Вот с кем, а с Виктором обсуждать подобные темы не тянуло от слова совсем, уж больно расходились их взгляды в этом вопросе. Однако, товарища это никогда не останавливало, и он просто решил перевести стрелки.


— А тебе, значит, нравятся мамочки-наседки?


— С чего ты взял? — напрягся Виктор.


— А то никто не видит, как ты к Любе клинья подбиваешь… — заметил Толик, не скрывая того факта, что попытки Виктора шифроваться в этом вопросе давно провались.


И тот немедленно вспыхнул:


— Глупости! Просто кроме Любы у нас нет свободных баб…


— Конечно...


© Захарова И.Ю. 2020

Мы в соцсетях

  • Black Vkontakte Иконка

Балашова Е.С., Захарова И.Ю. © 2018 — 2020